Интервью с Евгением Каревым, 2016 г.

Источник


Евгений Карев – уфимский орнитолог, который не только занимается их ежедневным наблюдением с 1966 года, но и защитил кандидатскую диссертацию по пернатым жителям города. Сегодня он один из участников масштабного проекта «Атлас птиц», который должен показать всю состоятельность проводимой в городе экологической политики.

Всех посчитаем

– Евгений Викторович,  как осуществляется подсчёт птиц в рамках создания атласа птиц Уфы?

– Проект рассчитан на пять лет: в каждый сезон будет организовано по 6 орнитологический экскурсий. Карту Уфы уже поделили на квадраты размером 2*2 километра, в первую очередь старались охватить парки и городские леса. Мне достались два квадрата: парк Победы и парк Нефтехимиков. Учёты проводятся по методу Юрия Равкина, зоографа института систематики и экологии животных СО РАН, я работал с ним в своё время в Новосибирске. Метод подразумевает учёт относительной плотности птиц. Если птицу вы наблюдаете в полосе от 0 до 25 метров от себя – один коэффициент, от 25 до 100 метров – другой, от 100 до 300 метров – третий. Расчёт ведётся по специальным формулам, который поможет нам установить не только видовой, но и количественный состав крылатых жителей города.

– Эти исследования подаются именно как орнитологические экскурсии. Оказались ли первые учёты интересны уфимцам как зимние экскурсии?
– Новичков пока нет, в группы приходят, в основном, хорошо знакомые друг другу люди, которые специализируются на изучении птиц и сохранении природы.

– Можно ли сделать первые выводы на основании этих экскурсий? Как современная экология повлияла на фауну города?
– В Уфе орнитологические наблюдения ведутся уже на протяжении 300 лет. Первым был академик Петр Сушкин, который в 1897 издал книгу «Птицы Уфимской Губернии». За восемь месяцев ему удалось обнаружить в Уфе и ближайших окрестностях более 132 видов птиц, найти свидетельства обитания ещё 11 видов, в том числе белоглазого нырка, лебедя шипуна, черной казарки, трехпалого дятла, чернолобового сорокопута и других. А так как задачи изучать птиц именно Уфы у него не было, он не упоминает голубей, воробьев и ворон. Сейчас мы за весь год не можем встретить такого разнообразия птиц. Уже в 20-м веке профессор Валерий Ильичёв нашёл на 43 вида птиц меньше. Сколько будет у нас, пока трудно представить.Например, я заметил, что эра пластиковых пакетов губительно сказывается на популяции голубей. Они не могут добраться до бытовых отходов, которыми привыкли питаться в городе, и их число заметно сокращается. Зато зимующих водоплавающих стало больше – в городах больше незамерзающих водоемов. Залетают совсем уж экзотические: пеликан, фламинго, совы выходят на охоту в городские парки. Красивейшая пара зимородков поселилась два года назад в парке Победы. Появились ранее не замеченные длиннохвостые снегири, их даже стали отлавливать на продажу.

Но я боюсь, что сделать по-настоящему достоверный труд нам помещает отсутствие поддержки. Проект создан энтузиастами и реализуется на «свои деньги». Специалистов привлекаем на общественных началах, и насколько хватит «этих сумасшедших» не известно. А администрация готова поддерживать нас только информационно.

Любить природу не престижно

– Почему вы так пессимистично настроены?
– За столько лет мои исследования не привлекли никого! Я безработный всю жизнь, сейчас пытаюсь выжить на мизерную пенсию, еле свожу концы с концами. Искал работу всю жизнь, теперь еле передвигаюсь. заработал себе инвалидность. Писал письма во все инстанции, в том числе и тогда ещё президенту. Но от меня откупились статьей в «Вечерней Уфе». Никаких других форм поддержки кроме «минутной славы» мне предложить не смогли и не захотели.
– Сегодня все чаще детям стараются рассказывать о природе, проводить тематические уроки, в том числе и по орнитологии. Это помогает им любить природу и развиваться?
– Природоразрушающие действия человека, я заметил, ценятся выше. Добыча нефти куда престижней работы биолога. И одну из главных ролей в прививании «нелюбви» к природе играют именно родители. Их можно понять, они хотят вырастить детей, которые смогут обеспечить себе жизнь. Но ведь какой ценой?! На протяжении нескольких лет я вел кружок орнитолога на базе станции юных натуралистов. Для этого обходил городские школы и приглашал детей к себе в кружок. Считал, сколько человек присутствует в классе, сколько подняли руку в знак того, что придут, и сколько в итоге пришли на ближайшую встречу клуба. Таким образом охватил более 4 тысяч уфимских детей и сделал вывод, что пик интереса к птицам происходит в 9 лет. После этого детям говорят: «Ты уже взрослый, хватит заниматься ерундой». А потом встречаешь ребенка на улице: «Почему в кружок не ходишь?». А он в ответ: «Я уже большой, вырос из этого!».
– Почему Вы решили заниматься с детьми?
– Я люблю заниматься не столько с детьми, сколько наукой. Но посвятить всю жизнь науке не пришлось, после защиты диплома в БашГУ был распределен в Ботанический сад, где должен был заниматься вьющимися растениями, а не птицами. Когда я почувствовал, что специальность уходит от меня, написал более 100 писем в разные организации и инстанции, где изучают птиц, объездил весь Советский союз от Прибалтики до Дальнего Востока в поисках работы. Где-то поработал, где-то пожил. Понравилось на Куршкой косе в поселке Рыбачий на орнитологической станции Ленинградского института зоологии поработать, но это всё было на общественных началах.
Можно сказать, что наука для фанатиков. Даже мой учебник про птиц я смог издать в Уфе, лишь получив первую премию на конкурсе Сороса за этот труд, который в Москве издали без проблем. В очереди на издание в местном издательстве книга пролежала шесть лет.

Создать экогород

– Ваша книга в учебной программе применяется?
– В Москве применяются. С удивлением узнал об этом на одном из недавних конгрессов, когда московский педагог рассказывала о книгах, которыми они пользуются. А в Уфе книга хоть и быстро разошлась, в библиотеках не найдешь. К книге, кстати, прилагалась кассета со звуками птичьих пений, которые иллюстрировали почти каждую главу.
– Вы же один из немногих российских специалистов, которые занимаются орнитотерапией? Это направление сейчас востребовано?
– Идея была популярна у молодых мам, они покупали диски с пением птиц для своих малышей. Считалось, что это помогает им лучше спать, быть менее напряженными, расслабиться. Сейчас заниматься этим нет ни сил, ни денег.
– А как же идея создать птичий город? Удалось реализовать?
– Я мечтал эту идею реализовать в Уфе, но так как здесь она не нашла поддержки, пришлось осуществлять проект в Мексике. В 2011 году один из американцев недалеко от столицы организовал что-то в виде родовых поместий в форме экологической общины по передовым экологическим технологиям. И он позвал меня создать там птичий сад. Площадь была маленькая и пустынная, воды практически не было. После того, как я сделал все необходимое для привлечения пернатых, птицы мексиканские, можно сказать, буквально посыпались на эту территорию.
– Не жалеете что пошли в орнитологию?
– Нет не жалею, делал то, что хотел. Может не в том объеме, как хотелось, но занимался любимым делом. И сейчас продолжаю заниматься. У меня накопилось несколько тетрадок с записями: нужен помощник, который поможет собрать это все в новую и интересную книгу.

Досье:

Карев Евгений Викторович родился в 1955 году в Уфе. Окончил Башкирский государственный университет. Профессиональный орнитолог, кандидат биологических наук. Собрал уникальную коллекцию птичьих голосов. На ХХI Международном орнитологическом конгрессе в 1994г. в Вене его доклад «Люди и птицы в России» был признан самым оригинальным и новаторским. Его книга «Занимательная орнитология», которая была издана в 1994 г. в Москве, стала победителем на международном конкурсе учебников и получила грант 1-ой степени фонда Сороса.

Юлия БАЙДЖАНОВА, Башкирское региональное приложение к газете «Аргументы и факты», 16 марта 2016 г.